volodihin (volodihin) wrote,
volodihin
volodihin

О фильме Алексея Учителя "Восьмерка"

Во-первых, я рад, что начали экранизировать Захара Прилепина. Вот бы еще кто-то из крупных режиссеров взялся бы за экранизацию его романа "Обитель"! В ножки бы поклонился...
Во-вторых, что Учитель мог взять из повести "Восьмерка", то взял, но... какие-то вещи то ли нельзя передать языком кино, то ли это должно быть совсем другое кино.
Алексей Учитель считал у Прилепина "социальный пласт". Провинциальную реальность России рубежа 90-х -- "нулевых". Издыхание ельцинской России. Криминализированную до предела действительность, грубую, нищую, темную. Каждый с каждым соревнуется в крутости, в "реальном пацанстве" -- включая женщин. Каждый разговор, да чуть ли не каждая реплика не договариваются до конца, поскольку другая сторона воспринимает слова и фразы как знаки, за которыми видит контекст и понимает недосказанное как уверенно сказанное. Заброшенные заводы, жестокие драки, беспощадность как норма, подворотни, груды ржавого металла, жадная, краденая любовь, проблески человеческого, едва выживающие в океане звериного. И четыре мушкетера-омоновца, бесстрашные и свирепые, делают то, что никто до них не смог сделать  -- избавляют город от главного бандита.
Фильм в духе кинокартин "Магнитные бури" и "Дети чугунных богов".
Что не попало в фильм? Более глубокий пласт прилепинского текста -- экзистенциальный. "Восьмерка" -- вещь отнюдь не оптимистическая, это очень тяжелая вещь. Там ясно сказано: в этой жизни нельзя опереться на человеческое, ибо оно непрочно. Там не звериная реальность губит лучшее, что есть в человеке, а просто -- реальность. И даже самое лучше со временем превращается в прах. Так прахом становится в повести Прилепина великолепная дружба тех самых четырех мушкетеров. Просто трескается и распадается. В фильме же любовь гибнет, но дружба все-таки остается жива.
Вообще, у Прилепина этот экзистенциальный пласт силен и страшен. Ничего нет у человека такого, что составило бы ему надежную опору в сей жизни, гарантировало бы счастье или хотя бы безопасность и процветание. Опереться можно на связь с Господом Богом, да еще на то, чему научил отец. Но отец уже мертв, а Бога еще надо принять, перед Богом надо еще смириться. Всё остальное позволяет лишь на время согреться, не более того.

ПЕРЕПОСТ УМЕСТЕН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments